Buy cialis generic uk сиалис купить смоленск

Россия в тот период стала поистине величайшей морской державой, обладала огромными запасами и была лидером среди самых крупных государств Старого Света.

Именно поэтому лаконичная подпись на памятнике: «Петру I Екатерина II Лета 1782», - выполненная по желанию императрицы, означает и подчеркивает звание Великих императоров ее и Петра Первого (кроме них Великих императоров в Российской империи на тот период больше не было), и одновременно эта надпись подчеркивает, что Екатерина Вторая, бывшая по истине и идейной и духовной последовательницей Петра Великого, она «вторая» не после безродной Екатерины Первой, а «вторая» после великого реформатора Петра Первого.

И с момента установки памятника Петру Первому скульптур постоянно подчеркивал равноправное участие своей ученицы в общей работе над ним.

Этьена Фальконе можно назвать действительно посланником судьбы для создания именно памятника «Медный всадник» молодому императору-бунтарю.

Также в 1773 году господином Дидро, наспех посетившего Петербург, был предложен вариант сооружения фонтана в обрамлении аллегорических фигур.

В пост петровские времена существовала присказка: «Дурак умного догоняет, а Иссакий мешает».

Но она приняла волевое решение установить там памятник основателю Санкт-Петербурга к 100-летию его восшествия на престол.

Причем памятник «Медный всадник» стал первым установленным на городской площади и к тому же в память такой великой государственной персоны.

Он проявил поистине величайшее упрямство и настойчивость, так как позволили себе спорить с венценосными особами и знатью относительно образа как Петра Первого, так и памятника в целом.

Екатерина II грезила увидеть Петра Первого в облике подстать римскому Цезарю верхом и с жезлом или скипетром, господин И. Бецкой, руководивший работами по сооружению памятника, представлял его в образе полководца фигурой во весь рост с полководческим жезлом в руке.